Вековой юбилей фронтового офицера

Юбилей

  Взяв Берлин, советские солдаты возвращались домой. А фронтовой офицер Николай Хорев отправился за невестой. Получив разрешение командования на женитьбу, он самолетом вылетел сначала в Москву, потом в Свердловск, а уж до Перми добирался железной дорогой. Только вышел на станции Голованово, как к нему обратилась местная девушка:

  – А вы, наверное, к Зине приехали?

  Николай отрицать не стал. Он, действительно, приехал к своей Зинаиде. Отсюда, из Перми, два года шли на фронт письма. Еще в сорок четвертом молодой офицер написал девушке, чей адрес дал друг. Вообще-то, товарищ вручил три адреса. Пожалуйста, выбирай, на Урале много хороших девушек. Николай и выбрал. Вот так просто – адрес понравился. Немного присочинил в первом послании, вот, мол, увидел Вас как-то, но подойти не решился. Девушка ответила. И вспыхнул роман в письмах. В сорок шестом решили пожениться. И жених отправился в Пермь. Так он впервые оказался на родине своей невесты, девушки, чей адрес ему приглянулся. Тогда он еще не знал, что с этим городом его жизнь будет связана навсегда.

  Да, ныне Николай Николаевич Хорев так и живет в Голованово, в Верхней Васильевке. Дома, правда, в котором жила его невеста, уже нет. Те места оказались затопленными при строительстве, а когда нарезали новые участки, теща, поставив землемеру на стол самую твердую российскую «валюту», обрела два отличных куска земли. На них и выросла усадьба, нынешнее родовое гнездо Хоревых. К нему ведет поросшая черемухой и сиренью улица, а из окон виден Васильевский залив. Дом изрядно преобразился, оброс пристройками, и вот уже почти полвека исправно служит большой семье. Совсем скоро хозяин этого красивого особнячка отметит свое столетие. Да-да!

  Николай Николаевич родился 2 июня 1914 года. Его родина Вологодчина, в селе Алексейково, что недалеко от Тотьмы, он и появился на свет сто лет назад. Как во всех крестьянских семьях, ребятишек у Анны Назаровны и Николая Яковлевича Хоревых было много: пятеро сыновей да две дочки – старшая и самая маленькая из детей. Николай был младшим среди братьев. К тому времени, когда ему настала пора определяться в жизни, старшие уже жили в разных городах. Поначалу и он поехал Ленинград. Работать пареньку особенно было негде, и братья, посовещавшись, отправили его в Губаху, где обосновался один из Хоревых. Так вологодский паренек впервые оказался на Урале. Устроился учетчиком в строительную контору. Учился в вечерней школе, затем на рабфаке, а после поступил в Учительский институт. Учиться он любил всегда. Может, поэтому и сохранил по сей день крепкую память.

  С особенным чувством Николай Николаевич вспоминает войну. В 1941-м он преподавал физику в Кизеловском горном техникуме. И как только началась демобилизация, стал проситься на фронт. В декабре его призвали. На территории Молотовской области как раз формировалась 170-я стрелковая дивизия. После окончания минометной школы в Кыласово, новоиспеченный сержант попал на Северо-Западный фронт. Там, под Старой Руссой, он и получил боевое крещение. Совсем скоро грамотного и толкового командира расчета полкового миномета направили на офицерские курсы. И через три месяца на плечах Хорева уже были лейтенантские погоны.

  Николай Николаевич с улыбкой вспоминает, что новые погоны он получил, а вот форма осталась солдатской. В таком виде и представился командиру: лейтенант Хорев. И тут же получил нагоняй – что за лейтенант в солдатской гимнастерке! Пришлось срочно бежать за офицерской формой. А старшина не выдает, говорит, подожди, мол, не до тебя. Командир того больше рассердился: да какой ты офицер, если старшина тобой командует! Получить офицерскую форму удалось только со второй попытки.

  Войну старший лейтенант Хорев заканчивал в Берлине в составе 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Советского Союза Г.К. Жукова. В домашнем архиве сохранился дневник, который фронтовик вел в то время. Одна из записей гласит: «22 апреля 1945 года. Вступили в Берлин. Трудно передвигаться, улицы сильно разбиты». Сохранилась фотография, на которой молодой офицер с друзьями отмечает 1 мая. Они сидят веселой компанией, а на столе красуется букет цветов. Очень трогательно и романтично. Вообще, удивительно много армейских фотографий сохранилось у бывшего фронтовика. Все снимки аккуратно подписаны, на каждом ясно и понятно, кто изображен. Например, на одном из снимков – командир 32-й отдельной минометной бригады полковник Лихачев. Много друзей обрел на войне общительный вологодский парень. В армейский дневник вписаны фамилии и адреса боевых товарищей. Москвичей, ленинградцев, туляков, выходцев из Гомельской области, уроженцев Казахстана – всех свела вместе война.

Юбилей 2

  …Об ее окончании победители узнали раньше, чем было объявлено официально – берлинцы начали вывешивать из окон белые флаги. Радости не было предела. Среди множества подписей на Рейхстаге есть и его – старшего лейтенанта Хорева, советского офицера-победителя.

  Он шел к Победе четыре года. Фронтовой путь был долгим – от Старой Руссы до Берлина. Много испытаний выпало на его долю, но вот ранений не было ни одного. Только контузило однажды под Варшавой. Тогда он подлечился немного, от отправки в тыл отказался и вернулся в свой полк. За полтора месяца, что он пробыл в госпитале, наши войска продвинулись далеко, догнал своих уже в Германии.

  Фронтовики не ждали орденов и медалей, главной наградой была Победа. Но Родина знает своих героев. Когда Николай Николаевич показывает китель, тяжелый от наград, захватывает дух. Среди его наград медали «За освобождение Варшавы», «За освобождение Белоруссии», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», медаль Жукова, два ордена Красной Звезды и Орден Отечественной войны II степени. И, конечно же, юбилейные награды.

  После окончаний военных действий офицер Хорев продолжал служить, в 1945 году была образована Группа советских войск в Германии.

  Вот тогда-то и женился бывалый фронтовик. Шел ему тридцать третий год. Молодую жену – Зинаида Федоровна была младше мужа – привез в Германию. Она занялась домом, а Николай Николаевич оказался в гуще исторических событий.

  Россия начала осваивать ракеты. И майор Хорев был в числе первых, кто имел к этому отношение. Ему посчастливилось дважды встречаться с конструктором Сергеем Павловичем Королевым.

  После Германии фронтовик продолжил службу на знаменитом полигоне Капустин Яр. Он был создан в 1946 году для испытаний ракет. В сентябре 1947-го сюда прибыли два спецпоезда с вывезенным из Германии оборудованием. В начале октября того же года поступила первая партия ракет «Фау-2». И уже 18-го произведен первый запуск советской ракеты. С 1947-го по 1957 год Капустин Яр был единственным местом испытаний баллистических ракет.

  И все эти годы здесь служил Николай Николаевич Хорев. Ему вместе с другими военнослужащими выпала честь стоять у истоков важной отрасли. Почетная, но очень опасная миссия. С начала 50-х годов на полигоне прошло больше десятка ядерных испытаний. Защитных мер предпринималось не так много…

  В 1958 году майор Хорев вышел в отставку. Вернулись в Пермь, на родину жены. И вновь в его жизни появилось Голованово. В то время в семье было уже двое детей – дочь и сын. Нужно было устраивать новую жизнь. Николай Николаевич вернулся к своей первой профессии – учителя и 16 лет преподавал в школе. А когда вышел на пенсию, еще 10 лет проработал в объединении «Пермьнефть». Нефтяники и сегодня считают его своим.

  Он живет в Верхней Васильевке в доме, возведенном по возвращении в Пермь. Человек, сумевший сохранить здоровье до 100 лет, вызывает неизменный интерес. Человек, проживший 100 лет, прошедший войну вызывает огромное уважение. Среди множества почестей, воздающихся ветерану Великой Отечественной войны в эту весну, прибавились и юбилейные поздравления. Такая долгая жизнь выпадает не каждому. Не каждому удается прожить ее так красиво и счастливо, так достойно, как это делает Николай Николаевич Хорев, настоящий победитель, истинный фронтовой офицер.

Яна НИКИТИНА.

.  

Другие статьи этой рубрики:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *